Книга стихов Николая Клюева "песнослов" как художественное единство - автореферат и диссер...
Обзор интернета, оригинал этой страницы:
http://cheloveknauka.com/kniga-stihov-nikolay...
Дата добавления: 14.09.2013
Администрация сайта никак не связана с авторами этой страницы и не несёт ответственности за её содержимое.

Полный текст автореферата диссертации по теме "Книга стихов Николая Клюева "песнослов" как художественное единство"

На правах рукописи

БРЫКАЛИН Владимир Андреевич

10. 01. 01 -русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

Официальные оппоненты:

Ведущая организация -

доктор филологических наук, профессор Тропкина Надежда Евгеньевна.

Таганрогский государственный педагогический институт.

О. Н. Калениченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

сравнительно недавно. Однако годы, прошедшие со времени возвращения к читателям и исследователям этого имени, все более отчетливо обнажают масштабность и вместе с тем сложность художественного мира поэта.

Клюев -лирик со своей особой образностью и характерной поэтикой. Его художественное видение зиждилось на основе самобытного мировосприятия.

Сложность судьбы Н. Клюева во многом предопределила и историю изучения его творчества. В отечественном литературоведении его имя долгое время оставалось запретным или полузапретным. Этим можно объяснить то, что серьезные исследовательские работы о творчестве поэта стали появляться лишь в 1980-х годах. Периодом своего рода «бури и натиска» в исследовании биографии и литературного творчества Клюева стали 1990-е годы. Именно в то время вышли в печати исследования В. Г. Базанова «С родного берега: О поэзии Николая Клюева» (Л.: Наука, 1990), К. М. Азадовского «Николай Клюев: Путь поэта» (Л.: Сов. писатель, 1990), Н. Солнцевой «Китеж-ский павлин» (М.: Скифы, 1992), Е. И. Марковой «Творчество Николая Клюева в контексте севернорусского словесного искусства» (Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 1997); ряд диссертационных работ на соискание ученой степени кандидата филологических наук-Л. Киселевой «Особенности художественного мышления новокрестьянских писателей (Н. Клюев, С. Клычков, А. Ширяевец)», Л. Захаровой «Творчество Н. А. Клюева в литературном процессе 10-х - 30-х годов XX века: Типологическая общность и индивидуальное своеобразие», Д. А. Савельева «Духовные искания Николая Клюева и его творческое наследие 1910 - 1930-х годов», а также ряд статей известных исследователей клюевского творчества Л. Киселёвой, Е. Марковой, А. Михайлова, С. Семёновой, С. Субботина, Э. Мекша и др.

его специфического ракурса, связанного с изучением книги стихов как особой многосоставной контекстовой формы, свое-

образного аналога лирического жанра, обладающего достаточно устойчивой архитектоникой. В творчестве Н. Клюева этапной книгой, последним прижизненным собранием стихотворений, составленным самим автором, является «Песнослов», изданный в 1919 г. «Пес-нослов» стал для творчества поэта не только этапной, но и, в известной мере, итоговой для определенного периода его творчества книгой.

Сказанное выше дает возможность четко обозначить актуальность нашего исследования, посвященного системному, целостному и многоуровневому рассмотрению книги стихов Н. Клюева «Песнослов» как художественного единства.

Предмет исследования составляют основные аспекты поэтики книги стихов «Песнослов», включая проблемы жанровой системы, ее образного строя, особенностей ритмической структуры стиха.

Цель работы-рассмотреть книгу стихов Н. Клюева «Песнослов» как художественное единство, выявить черты поэтики Н. Клюева, которые явились основой художественной целостности «Песносло-ва».

- определить, каковы особенности жанровой структуры стихотворений, составивших книгу стихов «Песнослов»;

Методологая и методика исследования в данной работе предопределены поставленными в ней научными целями и задачами. В работе применяются различные методы исследования, выбор которых определяется характером материала и конкретными задачами литерату-

статистического метода.

Я. Гинзбург, М. Л. Гаспарова, Ю. М. Лотмана, Н. Д. Тамарченко и др.), по проблемам фольклоризма литературы (Л. И. Емельянова. У. Б. Далгат, Д. Н. Медриша), мотивного анализа (А. К. Жолковского, Ю. К. Щеглова), жанра лирических стихотворений, художественной целостности стихотворного цикла, сборника стихов, книги стихов (В. А. Сапогова, Л. Е. Ляпиной, М. Н. Дарвина, О. В. Мирошниковой) и по проблемам циклизации в прозе (О. Г. Егоровой), а также работы по стиховедению (М. Л. Гаспарова, О. И. Федотова, В. Е. Холшевникова, К. Тарановского, В. С Баевского, Ю. Б. Орлиц-кого).

определенный этап его творчества.

2. Жанровая специфика произведений Н. Клюева отражает общие закономерности эволюции лирических жанров в русской поэзии XX в. С одной стороны, это продолжение тех тенденций, которые были намечены в русской классической поэзии, с другой - диффуз-ность жанров, размытость четких границ между жанровыми разно -видностями. Особое влияние на специфику поэзии Клюева оказала его близость к фольклору, в том числе и в жанровом аспекте.

3. Жанровая система стихотворений, включенных автором в книгу стихов «Песнослов», сложна и неоднородна; в книгу вошли стихотворения, которые можно отнести к каноническим жанрам лирической поэзии (элегии, послания, баллады) и в которых невозможна четкая жанровая идентификация.

4. Целостность книги стихов «Песнослов» базируется на последовательном воплощении единства авторского мировидения, реализованном на всех уровнях художественной структуры книги, в первую очередь, в системе мотивов, образов, лирических сюжетов. В сово-

5. Ритмические особенности стихотворений, вошедших в книгу стихов «Песнослов», могут интерпретироваться как еще один фактор, обуславливающий целостность книги стихов.

Теоретическая значимость работы состоит в углублении понятия о книге стихов как об особом художественном явлении, обладающем своей жанровой спецификой.

Практическая ценность диссертационного исследования определяется возможностью использования его основных положений в учебном процессе, при подготовке общих и специальных курсов по истории русской литературы, спецсеминаров, посвященных изучению русской лирической поэзии XX в., школьных факультативов.

Апробация диссертации осуществлялась на кафедре русской литературы Волгоградского государственного педагогического университета, в ходе обсуждения проблем на методических семинарах, на итоговых научно-исследовательских конференциях. Материалы диссертации были изложены в докладах на всероссийских научных конференциях «Рациональное и эмоциональное в литературе и в фольклоре» (Волгоград, 2001,2003 гг.); Северо-Кавказской региональной научно-практической конференции «Фольклор: традиции и современность» (Таганрог, 2003 г.); Международной научной конференции (заочной) «Восток-Запад: Пространство русской литературы» (Волгоград, 2004 г.).

Структура работы определяется поставленной целью и задачами, характером исследуемого материала. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

Во введении определяются цель и задачи исследования, обосновывается актуальность проблемы, описываются методы и пути решения поставленных целей, а также дается обзор литературы по исследуемой проблеме.

В первой главе «Жанровая специфика книги стихов Клюева "Пес-нослов"» рассматриваются проблемы жанровой природы книги стихов Клюева. Проблемы поэтики жанра «Песнослова» рассматриваются в двух аспектах. Во-первых, это принадлежность клюевского собрания стихотворений к жанру книги стихов и, во-вторых, особен-

В первом параграфе «Проблемы жанра в современном литературоведении» рассматривается круг проблем, связанных с понятием жанра в его становлении и развитии и современное состояние жанро -логии как особого раздела литературоведения.

"Песнослова" как книги стихов» рассматривается жанровая принадлежность книги Клюева. При этом отмечается, что книга стихов как особый жанр исследована далеко не так подробно, как цикл стихов. Однако в последнее время появился ряд специальных работ, посвященных изучению книги стихов в жанрологическом аспекте.

Книга стихов как особое художественное явление рассматривается в русле современного цикловедения. Книготворчество - один из видов циклизации. Книга стихов становится особенно значимой как самостоятельное жанровое образование в русской поэзии, начиная с конца XIX в. В возникновении этого жанра отразились существенные грани историко-литературного процесса. При этом книготвор-чество закономерно связано с двумя тенденциями в развитии русской литературы конца XIX - начала XX в. и позднее - 1910-х годов. С одной стороны, это трансформации жанровой системы в целом, уход от больших жанров и прежде всего от жанра романа, ставшего вершинным в русской прозе второй половины XIX в., господство малых жанров в прозе и тяготение к лирической поэзии, с другой - тенденция к циклизации, к созданию цикла стихов и книги стихов. В антиномическом единстве двух этих тенденций - центробежной и центростремительной - одна из особенностей истории русской литературы на рубеже столетий (XIX-XX в.) и в 1910-х годах. Развитие таких жанровых образований, как книга стихов связано с тенденцией усложнения характера лирического героя.

«Лирическая книга оказалась способной вместить кризисное, "переходное" мировидение человека рубежа веков, собрать воедино (если не в систему, то в некую совокупность) "арабески" его жизненных впечатлений, этических, религиозных, философских исканий, эстетических ценностей»,-отмечается в работе О. В. Мирошниковой «Итоговая книга в поэзии последней трети XIX в.: архитектоника и жанровая динамика»1 которая является этапной в изучении проблемы

1 Мирошникова, О. В. Итоговая книга в поэзии последней трети XIX в.: архитектоника и жанровая динамика: автореф. дис. .. .д-ра филол. наук / О. В. Мирошникова. Омск, 2004. - С. 12.

книготворчества и содержит ряд весьма существенных положений, связанных с изучением книги стихов как художественного явления. В работе дается следующее определение книги стихов в жанрологиче-ском аспекте: «Книга стихов как многосоставная контекстовая форма в своих наиболее эстетически завершенных, концептуально и структурно целостных образцах представляет собой своеобразный аналог лирического жанра, обладает достаточно устойчивой архитектоникой, что обеспечивает возможность ее "воспроизводства" в качестве жанровой структуры, в которой реализуется миромоделирующая функция искусства»1, и отмечаются основополагающие признаки книги стихов как особого жанрового образования. Так, например, выделяется такой признак, как последовательная реализация единства авторского мировидения.

к книге стихов Клюева «Песнослов», важно восстановить историю ее создания.

замысла к воплощению» (творческая история собрания сочинений Н. А. Клюева «Песнослов»)2.

Клюев работает над составлением двухтомника своих произведений. 3 октября 1917 г. он завершает первый вариант книги, озаглавленной «Песнослов», макет которой состоял из двух частей: «ковчежец первый» и «ковчежец второй». В первую часть вошли «Мирские думы», во вторую - «Сосен перезвон», «Братские песни» и «Лесные были». Кроме того, Клюев включил сюда тринадцать стихотворений, отсутствовавших в первых изданиях. Позднее работа над «Песнословом» была продолжена, а его текстовый состав значительно изменен.

1 Мирошникова, О. В. Итоговая книга в поэзии последней трети XIX в.: архитектоника и жанровая динамика: автореф. дис.... д-ра филол. наук/ О. В. Мирошникова. Омск, 2004. - С. 8-9.

65-82.

3 См.: Азадовский, К. М. Николай Клюев: Путь поэта / К. М. Азадовский. - Л., 1990.

«Песнослов» был издан Литературно-издательским отделом Народного Комиссариата по просвещению в 1919 г. в Петрограде и состоял из двух томов. Многочисленные документы свидетельствуют о том, что Клюев тщательно работал над книгой стихов. Особенно важным представляется тот факт, что в первом томе «Песнослова» он произвел существенную перестановку внутри отдельных разделов, которые в итоге, несмотря на совпадение в названиях, не воспроизводили предшествующие сборники его стихов. Важным представляется то, что «Песнослов» отнюдь не стал для поэта просто собранием и переизданием сборников стихов.

"Песнослов" был итоговым изданием: по нему можно проследить все творчество Клюева - весьма неровное - от 1905 до 1918 года»1.

Знаменательна и другая особенность: книга стихов Клюева не структурирована внешним образом, не содержит каких-либо надтек-стовых элементов, в ней нет авторского предуведомления, авторского или редакционного комментария. Известно, что, как правило, все последующие издания его стихотворений содержали в качестве приложения словарь непонятных, устаревших и диалектных слов, которые так часто встречаются в его стихотворениях. В издании «Песно-слова» 1919 г. такое приложение отсутствует. Вообще на особенности издания клюевской книги стихов явно повлияло время послереволюционной разрухи - можно сказать, что «Песнослов» стал своеобразным документом эпохи даже в своем «полиграфическом ракурсе».

Художественная структура книги стихов в жанровом аспекте представляет собой целостность, которую можно рассматривать в единстве многочисленных факторов. Из их множества особенно актуальными в аспекте исследования книги стихов Клюева нам представляются три:

1) единство компонентов - сборников стихов, циклов, отдельных стихотворений, поэмы, что в совокупности составляет композицию текста;

2) целостность образного строя, включая систему сквозных мотивов, образов, лирических сюжетов, отражающих мировчдение поэта, а также устойчивую систему тропов в поэзии Клюева;

1 См.: Азадовский, К. М. Клюев: Путь поэта / К. М. Азадовский. - Л., 1990. - С. 228.

В основу композиции книги стихов «Песнослов» положен хронологический принцип расположения стихотворных циклов, восходящих к ранее изданным стихотворным сборникам Клюева. По особенностям истории создания «Песнослов» можно отнести ко «вторичному» типу, т. к, он составлен из ранее созданных и напечатанных сти-" хотворений, циклов, поэм. Автор ставит перед собой задачу воссоздать во всей совокупности путь своих духовных исканий, дать с возможной полнотой исповедь души. «Песнослов» можно рассматривать как своего рода духовное завещание поэта.

циклы «Избяные песни», «Долина единорога», «Красный рык». Само построение книги не случайно. В нем отразилось стремление Клюева включить в книгу все наиболее значительное, что им написано в течение творческого пути. Книга Клюева, с одной стороны, строится по принципу ретроспективному, с другой - определенную авторскую позицию выражает стремление поэта включить в нее стихи, написанные в послереволюционные годы, отражающие современность.

«Песнослов» начинается стихотворениями 1907-1911 гг., ранее составлявшими сборник стихов «Сосен перезвон», а завершается циклом стихов «Ленин» и поэмой «Медный кит». Таким образом, в книгу вошли стихотворения, написанные Клюевым на протяжении более чем 20 лет. Но в данном случае для нас важно не просто обозначить хронологический отрезок, но особо подчеркнуть, что время, воплотившееся в стихах Клюева, - это время исторических катаклизмов. Сама реальность, ставшая предметом изображения в стихотворениях начальной и финальной частей «Песнослова», претерпевает глубокие изменения. Художественная структура «Песнослова» по-своему отразила динамику этих перемен.

Таким образом, «Песнослов» обладает всеми основными жанровыми признаками, позволяющими отнести его к книге стихов.

В третьем параграфе «Система лирических жанров в составе книги стихов "Песнослов"» рассматривается сложная проблема жанровой принадлежности стихотворений Клюева. Сама категория лите-' ратурного жанра сложна и по-своему противоречива. Известно, что канонические литературные жанры существуют в рамках нормативной эстетики, например в классицизме. В литературе уже в период романтизма категория жанра утрачивает свою универсальность.

учитывая при этом их историко-литературную функцию. Необходимо раскрыть «диалектику стабильного - нестабильного, исчезающего - появляющегося, установив при этом стержень, на который нанизываются все изменения жанровых форм и их основных компонентов»2.

- одна из характерных особенностей развития русской поэзии начала XX в. В применении к поэтике Клюева уместнее было бы говорить о близости к жанровым канонам, о «памяти жанра». При этом в книге стихов «Песнослов» немало стихотворений, которые имеют достаточно отчетливое тяготение к традиционным литературным жанрам. В параграфе анализируется ряд стихотворений такого рода.

Б. А. Есина о жанре баллады говорится: «Он предполагает наличие сюжета (обычно простого, однолинейного) и, как правило, его эмоционального осмысления лирическим героем. Форма организации стихотворная, размер произволен. <...> В балладе часто присутствует загадочность, тайна, с которой связано возникновение условно-фантастической образности (Жуковский), нередок мотив рока, судьбы («Песнь о Вещем Олеге» Пушкина, «Баллада о прокуренном вагоне» Кочеткова А.). Пафос в балладе возвышенный (трагический, романтический, реже героический)»3. Р. В. Иезуитова пи-

2 Поляков, М. Вопросы поэтики и художественной семантики / М. Поляков. - М: Сов. писатель, 1986. - С. 229.

3 Есин, А. Б. Принципы и приёмы анализа литературного произведения: учеб. пособие для студ. и преп. филол. фак. / А. Б. Есин. - М., 1998. - С. 225-226.

фрагментарности композиции, особой роли

Черты балладности можно обнаружить в таких стихотворениях Клюева, как «Слезный плат», «Шепчутся тени-слепцы» и ряде других.

Многие стихотворения Клюева близки по своей жанровой природе к элегиям. Согласно определению М. Л. Гаспарова, элегия - «стихотворение средней длины, медитативного или эмоционального содержания (обычно печального), чаще всего от первого лица, без отчетливой композиции»2.

Черты элегии, в буквальном переводе «жалобной песни», отчетливо выявляются, например, в стихотворении «На песню, на сказку рассудок молчит...»:

Знаменательно здесь обращение к традиционной символике плакучей ивы как дерева печали.

Многие стихотворения Клюева можно отнести к жанру посланий. Известно, что в литературоведении не существует единого теоретического определения послания. До сих пор наличествуют разные точки зрения на то, является ли послание жанром, родовой формой, литературной формой или способом мотивации лирической медитации.

2 Гаспаров, М. Л. Элегия / М. Л. Гаспаров // Литературный энциклопедический слов3арь. - М., 1987. - С. 508.

3 Здесь и далее стихотворения Клюева цитируются по изданию: КлюевКлюев. - Пг., 1919. Римская цифра означает том, арабская-стра-ницу.

- наличие конкретного адресата, такие мотивы, как просьбы, увещевания, элементы полемики, - являются устойчивыми атрибутами послания как лирического жанра В поэзии Клюева к жанру послания можно отнести обширный ряд поэтических текстов (например, цикл из двух стихотворений «Александру Блоку»).

Особое место в поэзии Клюева занимают стихотворения, написанные в жанре религиозной поэзии - молитвы, псалмы. Они связаны, прежде всего, с религиозными убеждениями поэта, с его приверженностью неортодоксальным, «еретическим» ответвлениям русского православия (в частности, хлыстовству, учению голгофских христиан). Особенно много таких стихотворений в разделе «Песносло-ва», в котором содержатся «Братские песни», например, в стихотворениях «В моем раю обитель есть», «Он придет! Он придет! И содрогнутся горы...», в цикле «Радельные песни». Анализируя «Братские песни», необходимо пояснить название этого произведения, связанного с пониманием слова «брат» в его религиозном смысле, о котором мы уже упоминали и который напрямую связан с близостью поэта в это время к «голгофским» христианам. Идею этого сборника поэт вынес от рязанских хлыстов, его «братьев по духу».

Очень существенное место в творчестве Клюева занимают стихотворения, восходящие к фольклорной традиции, прямо воссоздающие фольклорную поэтику. В работе эта проблема более детально рассматривается в главе 2, однако мы хотели бы отметить значимость ее жанрового аспкта. Часто Клюев посадские, слободские и свадебные песни.

Важное место в сборнике Клюева занимает такой жанр народного творчества, как причитания и причиты - обрядовые произведения фольклора, исполняющиеся при важных событиях в жизни человека. Характерными признаками этого жанра являются многократные вопросительные и восклицательные интонации, большое количество существительных и прилагательных с уменьшительно-ласкательными суффиксами, изобилие приставок, усиливающих коренное значение слов, своеобразное переиначивание местоимений. Отнюдь

не только по своему названию, но и по содержанию.

Подводя итоги исследования, предпринятого в первой главе диссертации, отметим, что в жанровом аспекте «Песнослов» как художественное целое представляет собой книгу стихов, а в ее составе мы находим как стихотворения, соответствующие традиционным литературным жанрам (балладе, элегии, посланию), так и жанры неканонические, восходящие не столько к литературной, сколько к фольклорной традиции (песни, причитания), а также стихотворения, не имеющие четко выраженной жанровой принадлежности.

"Песнослов"» рассматривается система мотивов и образов книги стихов Клюева «Песнослов».

В первом параграфе «Мировосприятие Клюева как основа образного строя книги стихов "Песнослов"» рассматриваются особенности религиозно-философских исканий Клюева, анализируется их роль в формировании образного строя его поэзии, а также рассматриваются некоторые аспекты фольклорных традиций в «Песнослове». Особое внимание уделяется проблемам христианских истоков, чаще всего в их неканоническом варианте, в приверженности старообрядчеству, неортодоксальным еретическим ответвлениям русского православия (хлыстовству, скопчеству, учению голгофских христиан) поэзии Клюева, в частности, ее образной системы. Последовательная моносубъектность авторской позиции стала основой единства образного строя его стихотворений, составивших книгу стихов «Песнослов». В ней можно выявить целую систему сквозных мотивов и образов, которые проходят, варьируясь и трансформируясь, через зесь текст книги. К числу таких мотивов можно отнести, например, одну из наиболее значимых для христианских воззрений Клюева идей - идею всемирного братства. В первом томе «Песнослова» эта идея порождает мотивы, которые можно показать на примере клюевских строк:

Лишь одного недостает Душе в подветренной юдоли, Чтоб нив просторы, лоно вод Не оглашались стоном боли.

Чтоб не стремил на брата брат Враждою вспыхнувшие взгляды, И ширь полей, как вертоград, Цвела для мира и отрады (1,18).

(«Я был прекрасен и крылат»)

И атлас с варяжскою кольчугой Обручится вновь, сольет уста...

Таких примеров в поэзии Клюева множество.

близкими духовным стихам старообрядцев; в качестве умелой обработки народных песен и плачей, как, например, в известном цикле «народных» «Песен Заонежья»; в раскрытии тем взаимоотношений человека с природой в мифопоэтиче-ском ключе. Возникновение клюевских стихотворений в духе народного творчества с сохранением его основных компонентов связано с воспроизведением того, что он сам слышал в детстве. «Песни Заоне-жья» были задуманы им как доказательство постоянной причастности крестьянского поэта к народной поэзии, близости народной вере, любви к родному краю.

Одной из характерных особенностей образного строя «Песно-слова» стало сближение, соединение христианских мотивов и образов природы, воссозданных в пантеистической традиции, в духе язычества. Природа у Клюева одушевляется, органически включается в ту единую картину мира, мистерию, которая предстает в книге стихов «Песнослов» как целостная картина мира. Особо следует сказать о чертах двоемирия в поэтической образности «Песнослова». Наряду с обилием библейских образов в стихотворениях Клюева мы можем обнаружить мотивы, связанные с образами народной религии (народными святыми, несущими на себе отпечаток языческих верований), народной орнаментальной фантазии (фантастическими птица-

ми, растениями, животными), сказочной народной фантазии (лешим, домовым и иными образами низшей демонологии).

Образы низшей славянской мифологии - лешие, русалки, лесовики - вполне мирно уживаются с православными святыми. Бесенок и Богородица, говоря словами В. Г. Базанова, «не очень враждуют между собой». Особенно ярко это проявилось в стихотворении «Бродит темень по избе...».

Таким образом, мы видим, что мировосприятие Клюева, основанное прежде всего на христианской традиции в ее неканоническом изводе, и фольклорные сюжеты и образы, являясь источниками творчества поэта, стали основой того художественного единства, которое характерно для книги стихов «Песнослов».

Второй параграф второй главы «Система тропов в книге стихов Клюева "Песнослов"» включает анализ основных тропов в стихотворениях, включенных автором в книгу «Песнослов».

первых. Это, например, такие метафоры, как «сердце перепорхнуло птицей из кущи рая»; «миллионы звездных ртов взалчут песни-антидора»; «голубь ранит на божнице вербу», «умер агнчий закат» и др.

«Мирские метафоры» Клюева построены на ассоциациях, близких и понятных простому неискушенному читателю: «октябрьское солнце баюкает сердце»; «смежает зеницы небесная ель»; «продрогли липы до костей и в дверь стучатся костылями». Порой у Клюева встречаются развернутые метафоры, например «обвал-художник льет слезы о лилии с полей Иерихона».

Характерно для поэзии Клюева использование приема антитезы. Так, один из сквозных мотивов его поэзии строится на противопоставлении деревенского поэта, художника, выражающего народные чаяния, поэту, являющемуся носителем книжной, городской культуры. Это можно увидеть, например, в стихотворении «Голос из народа»:

Ваши помыслы - ненастье, Дрожь и тени вечеров, Наши-мерное согласье Тяжких времени шагов (I, 20).

(«Голос из народа»)

Этот сквозной мотив наиболее ярко реализован в одном из самых известных стихотворений Клюева «Мы - ржаные, толоконные», посвященных пролетарскому поэту Владимиру Кириллову:

Мы-ржаные, толоконные, Пестрядинные, запечные, Вы - чугунные, бетонные, Электрические, млечные.

Ваши песни - стоны молота, В них созвучья - шлак и олово; - Жизни дерево надколото, Не плоды на нем, а головы (II, 208).

Третий параграф посвящен анализу образов пространства и времени в стихотворениях Клюева из книги стихов «Песнослов».

В лирике Клюева мы можем увидеть необычайно широкий охват времени - от сотворения мира до современной ему жизни, а если учесть пророчества поэта-то и до нашего времени (например, «Песни Гамаюна»). Так же широко представлены в лирике поэта пространственные категории, как реальные, так и мифологические: рай и преисподняя, изба и лес, Россия и Аравия, Индия и Китай, Европа и Америка - все эти образы составляют художественное пространство поэзии Н. Клюева.

для Клюева - изба, и создаваемый им «избяной рай» начинается с человека и заканчивается космосом.

влечет за собой осмысление философии земли.

В пространстве русского Севера для Клюева особую значимость имеет его родина - Выг, место, связывающее прошлое с настоящим.

Это место примечательно для Клюева не только тем, что здесь жил родоначальник старой веры протопоп Аввакум, но еще и тем, что на этой земле обитают различные племена, прежде всего финно-угорские. Возможно, в этой изначальной «многоплеменности» «малой родины» Клюева, а также в его иноплеменных корнях кроются истоки интереса поэта к иным пространствам и к иному этносу. Финно-угорские корни клюевской родословной нашли отражение в его творчестве. Для Клюева Лапландия становится вторым Вифлеемом.

В книге стихов «Песнослов», итоговой для творчества Клюева, синтезируются особенности пространственных образов его поэзии. И одной из важнейших особенностей является система пространственных оппозиций верх/низ, земля/небо. Это нашло отражение в самих названиях стихотворений (например, «Небесный вратарь»), и в названиях целых циклов стихов (таких, как «Земля и железо»). Образы земли и неба нередко выступают в клюевских текстах как бинарная оппозиция. Так, в стихотворении «Просинь - море, туча - кит»:

Просинь -море, туча - кит, А туман -лодейный парус (I, 22).

Это сопоставление/противопоставление реализуется и через систему трансформации образов, когда земное и небесное словно бы меняются местами - «просинь неба» превращается в «море», «туча» в «кита», и речь идет не просто о сравнениях или же метафорах - скорее можно говорить о реализации метафоры. В тексте стихотворения создается образ зеркального пространства, когда небо отражается в море, а туча - в китовой туше.

Подводя итог, отметим, что единство мотивов и образов, основанное на целостности мировосприятия Клюева, стало основой целостности книги стихов «Песнослов».

В третьей главе «Ритмические особенности книги стихов Клюева "Песнослов"» рассматривается специфика ритмики и строфики как основа единства книги стихов Клюева. Единые модели стиховой структуры характерны для произведений, включенных автором в состав книги стихов «Песнослов». И эта особенность является еще одним значимым фактором ее художественной целостности.

традиции силлабо-тонического стихосложения, связанного с наследием классической метрики и строфики, с другой, обращение к новым метрическим системам, например к дольнику и так-товику. Отметим при этом, что стихотворения, написанные классическим силлабо-тоническим стихом, одним из традиционных стихотворных размеров, воспринимались читателями на фоне современных Клюеву новаций в области стихосложения как сознательное следование определенной традиции, как авторская установка.

в таблицы, которые приводятся в работе. В лирике Клюева представлены все имеющиеся в русский поэзии стихотворные размеры, как двусложные, так и трёхсложные: ямб, хорей, дактиль, анапест и амфибрахий. Согласно нашим подсчетам, в поэзии Клюева явно преобладают стихотворения, написанные в силлабо-тонической системе стихосложения. При этом у Клюева преобладают двухсложные размеры (43,71% - двухсложные, 17,60% - трехсложные, 38,69% - дольник). При этом стихотворений, написанных ямбом, - 58,5%, хореем - 41,5%. Наиболее частотным оказывается у Клюева трехстопный ямб. Из трехсложных стихотворных размеров явно преобладает амфибрахий 52,7%, дактиль - 22,3%, анапест - 25%. Собранные нами данные требуют дальнейшего размышления и анализа, но уже на настоящем этапе исследования проблемы можно сделать определенные выводы: с одной стороны, Клюев следует традиции, обращаясь к силлабо-тонике, с другой - сам тип метрического репертуара у Клюева своеобразен. Особо следует сказать о том, что поэт активно обращается к народному стиху, создает его имитации и стилизации, используя традиционные для русской поэзии приемы имитации народного стиха. Эта особенность поэзии Клюева детально рассматривается в данном параграфе.

В третьем разделе третьей главы дается анализ строфики Клюева. В его стихотворениях, составивших «Песнослов», явно преобладает классическая строфика, чаще всего встречается катрен с перекрестной рифмой. Однако на фоне этого всякое отступление воспринимается особенно значимо. В параграфе рассматриваются также особенности рифмы в «Песнослове».

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования, обобщаются основные выводы, которые касаются анализа образного строя книги стихов Клюева «Песнослов», ее жанровой природы, а также ритмического строя, включая особенности ритмики и строфики. Делается итоговый вывод о том, что «Песнослов» Клюева представляет собой определенное художественное единство.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Брыкалин, В. А. Народные традиции и художественное мастерство «Песен из Заонежья» Николая Клюева на примере анализа некоторых стихотворений этого цикла / В. А. Брыкалин // Фольклор: традиции и современность: сб. науч. тр. - Таганрог: Изд-во Таганрог, гос. пед. ин-та, 2003. - С. 157-160. (0,3 п. л.)

2. Брыкалин, В. А. Некоторые этические и философские аспекты лирики Н. А. Клюева / В. А. Брыкалин // Античный мир и мы. Саратов, 2004. - Вып. 9. - С. 161-164. (0,4 п. л.)

3. Брыкалин, В. А. Некоторые аспекты взаимоотношений С. А. Есенина и Н. А. Клюева в контексте их оценки в литературной критике 1920-х годов / В. А. Брыкалин // Соотношение рационального и эмоционального в литературе и в фольклоре: материалы Междунар. науч. конф. Волгоград, 21-24 окт. 2003 г. - Волгоград: Перемена, 2004.- Ч.2. - С.91-93. (0,2 п.л.)

4. Брыкалин, В. А. Образы пространства в лирических стихотворениях Н. Клюева / В. А. Брыкалин // Восток-Запад: пространство русской литературы: материалы Междунар. науч. конф. (заоч.). Волгоград, 25 нояб. 2004 г. - Волгоград: Волгогр. науч. изд-во, 2005. - С. 482-485. (0,3 п. л.)

БРЫКАЛИН Владимир Андреевич

КНИГА СТИХОВ НИКОЛАЯ КЛЮЕВА «ПЕСНОСЛО КАК ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЕДИНСТВО

Автореферат

Подписано к печати 15.04.2005 г. Формат 60x84/16. Печать офс. Бум. офс. Гарнитура Times. Усл. печ. л. 1,2. Уч.-изд. л. 1,3. Тираж 100 экз. Заказ 249

19 МАИ 2005

© 2000- NIV